#Буквы разбирались, так ли это.

Так, ранее на пресс-конференции в Белом доме президент США Дональд Трамп заявил, что “сочетание гидроксихлорохина и азитромицина может быть очень, очень хорошим (для лечения COVID-19)”.

При этом есть исследования, которые призывают медиков оставаться бдительными. В мире нет достоверных исследований, которые бы показали 100% -ю эффективность комбинации данных препаратов.

Китайское исследование

Издание Bloomberg отмечает, что исследователи из Чжэцзянского университета в Китае протестировали лекарство от малярии гидроксихлорохин, которое президент Дональд Трамп рекламировал как средство от коронавируса, на группе из 30 пациентов, больных коронавирусом COVID-19. Половина пациентов получала препарат гидроксихлорохин, и у 13 их них тест на коронавирус был отрицательным после недели лечения. Из 15 других пациентов, не получавших гидроксихлорохин, у 14 – отрицательный результат на вирус.

Стоит отметить, что результаты данного исследования не могут быть статистически значимыми, так как группа подопытных пациентов должна быть в десятки раз больше.

Французское исследование

Команда французских ученых под руководством Дидье Рауля провела исследование препарата “Плаквенил” (гидроксихлорохин) в сочетании с антибиотиком азитромицином.

Для исследования взяли шесть пациентов, у которых не было симптомов, 22-х были симптомы инфекции верхних дыхательных путей и восемь человек имели симптомы инфекции нижних дыхательных путей.

“Было обнаружено, что хлорохин и гидроксихлорохин эффективны на SARS-CoV-2 и эффективен у китайских пациентов с COVID-19… С начала марта по 16 марта французские пациенты ежедневно получали 600 мг гидроксихлорохина. У них жедневно брали мазки для анализа, чтобы проследить вирусную нагрузку на организм. В зависимости от клинической картины к лечению добавляли азитромицин. Результат лечения проверялся на шестой день терапии”, – говорится в исследовании.

В заключении говорится, что на 6 день ПЦР-негативными были 70% пациентов, получавшие гидроксихлорохин и 12,5% – из контрольной группы, получавшие стандартное лечение. Из 70% (20 человек) шесть пациентов получали еще и азитромицин – все они (100%) были ПЦР-негативными на 6-й день. 14 пациентов, которые получали только гидроксихлорохин, пцр-негативными были 57,1% на шестой день лечения.

США

Стоит отметить, что на сайте Центра по контролю и профилактике заболеваний в США есть описание гидроксихлорохина.

“Гидроксихлорохин и хлорохин являются лекарствами, отпускаемыми по рецепту, которые использовались для лечения малярии и некоторых воспалительных состояний. Хлорохин используется для лечения малярии и химиопрофилактики, а гидроксихлорохин – для лечения ревматоидного артрита, красной волчанки и кожной порфирии. Оба препарата обладают активностью in vitro (в пробирке) против SARS-CoV, SARS-CoV-2 и других коронавирусов. Исследование в Китае показало, что лечение хлорохином пациентов с COVID-19 имело клиническое и вирусологическое преимущество”.

На основании ограниченных данных in vitro и отдельных случаев, хлорохин или гидроксихлорохин в настоящее время рекомендуются для лечения госпитализированных пациентов с COVID-19 в нескольких странах, отмечают в Центре.

Губернатор Нью-Йорка Эндрю Куомо на брифинге заявил, что из-за увеличения числа инфицированных в Нью-Йорке планируется начать клиническое испытание экспериментальной лекарственной терапии, используя антитела, выделенные из плазмы людей, которые выздоровели от вируса.

При этом он подчеркнул, что федеральное правительство “расчистило дорогу” для экспериментов с гидроксихлорохином и антибиотиком Zithromax (общее название азитромицин) в качестве лечения COVID-19.

Хотя Управление по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов США открыло путь для экспериментов с этими препаратами, в настоящее время не существует одобренных FDA лекарств, специально предназначенных для лечения пациентов с COVID-19, сообщает телеканал NBC.

Мнение врача

В комментарии #Буквам ассистент кафедры внутренней медицины №2 Национального медицинского университета имени А. А. Богомольца Илья Бурлаченко заявил: “Сейчас только начали исследовать хлорохин на коронавирус и пока никаких научных серьёзных данных нет. Он действительно используется в странах, где есть тяжелые пациенты, но он используется off label – это, когда препарат используется не по прямым показаниям, без достаточной доказательной базы, просто потому, что другого выхода нет”.

По его словам, гидроксихлорохин (“Плаквенил”) используется и в ревматологии как цитостатик, и возможный механизм его действия – это угнетение иммунных клеток, чтобы не было цитокинового шторма, что очень важно у тяжелых пациентов.

“У тяжелых пациентов наблюдается сильное поражение легких и иммунная система попросту убивает все клетки без разбора. Легкие повреждаются не вирусом, а иммунной системой, которая пытается убить зараженные клетки. Выделяются цитокины – вещества, которые активно стимулируют иммунную систему. И в данном случае гидроксихлорохин применяется как цитостатик, то есть препарат, который подавляет ответ иммунной системы.

Когда вирус, попадая в клетку, оживает. Он впрыскивает свою РНК, которая встраивается в ДНК клетки и использует белок для репродукции вирусных частичек. Вирусные белки появляются на поверхности клетки. И иммунная система по этим новым белкам может понять, что клетка заражена. Когда полностью поражены легкие, приходит иммунная система и начинает все эти клетки разрушать и тогда легкие перестают работать. Вот почему таких пациентов подключают к аппарату экстракорпоральной мембранной оксигенации. И здесь проблема в том, что нам нужна иммунная система, чтобы убить вирус, а с другой стороны – иммунная система мешает, так как она все разрушает”, – рассказывает Илья Бурлаченко.

По его словам, опираться на данные, где для исследования взяли +30 пациентов, довольно сомнительно.

“Через несколько месяцев при более обширном применении комбинации этих препаратов может получиться так, что на тысячах пациентов эти лекарства не работают”, – отмечает он.

Илья Бурлаченко подчеркивает, что после заявлений Трампа препарат гидроксихлорохин начали раскупать, в Украине его нет.

“И выходит, что его накупили люди, которым он не нужен, а пациенты с ревматологическими заболеваниями, которым он также необходим, теперь не могут его достать. То есть в данном случае с подобными высказываниями надо быть аккуратным и не забывать, что есть группа пациентов, для которых такой препарат является жизненно важным”, – подытожил Илья Бурлаченко.

Напомним, что в настоящее время нет вакцины против COVID-19.





Источник

Posted in Новости

More about: